Май
20
2011
0

Исчезнувшие сёла. Фёдоровка (Каратеевка)

Село Фёдоровка (Каратеевка) ещё живо. Но только в памяти человеческой.

Давно исчезли с нашей карты

Селенья юности дедов.

Давайте будем мы стараться

Открыть забвения засов.

Около сорока лет назад вокруг  села Верхняя Катуховка  было очень много небольших деревень. Все знали их, многие в них бывали, кое у кого в этих деревнях жили родственники. Сейчас их нет не только на карте нашей Воронежской области, их нет и на карте Панинского района. И, скорее всего, скоро не будет даже в памяти жителей нашего села. Деревни эти назывались Александровка, Фёдоровка, Дроновка, Рябиновка, Калиновка, Суходоловка, Голофеевка.

Если мы посмотрим на север от Катуховки,  то ничего не увидим. Не увидим, потому что там ничего нет кроме полей. А ведь не так давно на расстоянии четырёх-пяти километров от  Катуховки была небольшая деревня с простым русским названием: Фёдоровка, в народе больше известная как Каратеевка. Сейчас на месте Каратеевки ничего нет. И человек, впервые попавший в те места, и не догадается, что стоит на месте бывшей деревни. Каждая деревня, каждое село – это не только дома, не только земли  и постройки, это – жители. И история деревни – это прежде всего история её жителей.

Итак, знакомимся официально: деревня Фёдоровка. История основания покрыта мраком. По легенде, бытующей в наших краях, на месте деревни давным-давно, ещё задолго до революции, была усадьба помещика Каратеева. Ни как его звали, ни откуда он родом, ни куда и когда он уехал, легенда не рассказывает. Но гласит, что была у того помещика деревенька с людишками. Небольшая деревенька, но ему вроде бы и с той забот хватало. В 1906 году в Каратеевке случился страшный пожар. Была середина июля. Убирали  хлеба. На дворе стоял жаркий ветреный день. И случилось так, что загорелась рига. А она была крыта соломой. Ветер дул в сторону деревни, где каждый дом имел соломенную крышу. Этот день стал страшным днём для многих жителей деревни. Ветер нанёс огромный урон крестьянам: сгорел весь порядок (ряд домов). Больше десяти семей остались без крыши над головой и были вынуждены уйти искать лучшей доли. Согласно легенде, они нашли кров в посёлке Панино и в селе Пады (ныне Панинского района). Перед Революцией, когда стало ясно, что власть поменяется, помещик Каратеев решил не испытывать судьбу и уехал, оставив деревеньку на произвол судьбы. И осталась деревенька сама по себе. Наверное, и Советская власть пришла туда тихо, сама по себе. Во всяком случае, никаких легенд и рассказов об этом времени бывшие жители села не помнят. Зато помнят, как появился в деревне человек по фамилии Каспаров. Говорили, что он был революционером и коммунистом, но доподлинно это неизвестно. Он был не местный и даже не из близлежащих мест. Откуда он родом – неизвестно. Он был женат на дочери хозяина катуховского магазина, и тесть купил зятю усадьбу (или землю) в Каратеевке. Фамилия тестя вероятно Воробьёв. В усадьбе Каспарова  был сад – большой, ухоженный, красивый, с множеством плодовых деревьев и чудесных цветов. За садом хозяин ухаживал сам. Много ребятишек родилось в семье Каспаровых, много трудиться приходилось отцу большого семейства. Но  хозяин был грамотным и трудолюбивым человеком. Сам выучил своих детей грамоте и приучил их трудиться на земле. Так что в их семье жили в относительном достатке. А в страшные тридцатые годы их раскулачили. Каспаров писал бумагу в Москву, получил оттуда ответ с указанием властям всё вернуть и оставить семью в покое. Вернуть вернули, но злобу затаили. Поэтому пришлось Каспаровым всё продать и уехать в неизвестном направлении. Сейчас на месте их усадьбы растут огромные кусты сирени. А от их знаменитого сада, к сожалению, ничего не осталось – во время войны деревья вырубили на топку. Во время коллективизации образовался в Фёдоровке колхоз  «Красная Звезда». И зажила деревенька новым строем – теперь колхозным. Хорошо ли, плохо ли, но жили люди в Фёдоровке. Деревенька стояла по обе стороны от оврага или лога, как называли его сами каратеевцы. Насчитывала она всего около тридцати дворов. Это были семьи с фамилиями Ивлевы, Бакаевы, Набродовы, Волошины, Копыловы.

Домики в деревне были разные: и деревянные, и саманные, и кирпичные. Это зависело от материального состояния семьи. Кирпичных домов было всего пять, остальные – саманные и деревянные, обмазанные глиной. Потихоньку настраивался быт сельчан, но грянул сорок первый год. И всю войну, и многие годы после войны женщины тянули на себе всю работу. Известно, что во время войны был в Фёдоровке «командиром женского батальона», то есть председателем колхоза,  Ивлев Николай Митрофанович, очень строгий мужчина. На войну он не попал, потому что был уже в весьма преклонном возрасте, а вот в хозяйстве управлялся отлично. До победы он не дожил, и пришлось властям присылать нового председателя. А вот жена Николая Митрофановича, Кристина Ефремовна,  пережила мужа больше, чем на двадцать лет. После войны маленьким деревенькам приходилось тяжелее, чем большим сёлам и городам. И Фёдоровка не исключение. Мужчин практически нет, топлива нет, лошадей в частных подворьях тоже нет, только в колхозе, да и то: раз, два – и обчёлся. Поля обрабатывали на быках. А свёклу на перевалочный пункт в Перелешино возили даже на личных коровах. Дома отапливались кое-как, топили бурьяном, кизяками, сухим навозом. Дров и угля не было, но деревня всё ещё жила. Постепенно страна поднималась после войны, и деревня тоже. Но всё ещё не было ничего в ней: ни школы, ни почты, ни магазина, даже кладбища своего и того не было. И электричества не было. А радио провели в деревню только в пятидесятые годы. Ребятишки ходили в начальную школу в село Александровку (в народе Шеинку, кстати, тоже исчезнувшую с карты), а в пятый класс шли уже в Верхнюю Катуховку. В послевоенные годы трудно было приобрести стройматериалы, поэтому люди стали делать саманы и класть саманные избы. Саман – это высушенная смесь глины с соломой. Глину и солому клали в большую яму, наливали туда воды и, сев верхом на лошадь, начинали месить этот раствор. Лошадь ходила по кругу, перемешивая глину, солому и воду. Потом готовый раствор набивали в станок (форму) и сушили. Саман был размером примерно 30 x 60 x 15. Из этих саманов строили дома. Крыли их соломой. Соломенной крыши хватало на несколько лет, если, конечно, её не сносило ураганом. Полы в некоторых каратеевских домах были земляные. Сейчас нигде не увидишь таких полов. Земля была очень сильно утрамбована. Зимой её устилали соломой для тепла. А к Пасхе полы посыпали кирпичной крошкой для красоты. И всё это было вплоть до исчезновения деревни. Как уже говорилось, магазина в Фёдоровке не было, а хлеб-то был. Да какой хлеб! Мы с вами такого не едали: вкусный, ароматный, испечённый в русской печи. В каждой избе посреди кухни стояла русская печь. Хозяйка любого каратеевского дома умела печь хлеб не хуже, чем на хлебопекарне, а может быть даже лучше. Причём, у женщин не было форм для хлеба: они умудрялись печь хлеб на капустных листьях в русской печи. Делали большую лепёшку из теста, клали её на деревянную лопату, устланную капустными листьями, и на этой лопате отправляли в протопленную русскую печь. Хлебушек из такой печи выходил высоким, пропечённым, с хрустящей корочкой. А уж какой запах издавал этот хлеб, словами не описать. Муку до войны мололи на колхозной конной мельнице. Во время войны мельницы не стало, и жителям Каратеевки приходилось ездить на мельницу в Верхнюю Катуховку и в Шеинку – там были ветряные мельницы. Чуть позднее у Набродовых появилась ручная мельница, и каратеевцы ходили молоть зерно к ним. Хлеб был преимущественно ржаной, и только через несколько лет после войны каратеевские крестьяне смогли побаловать себя пшеничным хлебом. В каждом деревенском дворе были колодцы-журавли. Срубы колодцев делали из дерева, и устье колодцев тоже выкладывали деревом.

Колхоз села Фёдоровка назывался «Красная Звезда». Он, хоть и был небольшой,  имел пахотные земли, ферму – занимался растениеводством и животноводством. На ферме жили овцы, около 15 лошадей, четыре коровы, рабочие быки. Всё это было до пятидесятых годов. А в 50-е годы начался процесс, называвшийся  «укрупнение колхозов», и колхоз «Красная Звезда», как и некоторые другие колхозы, присоединили к колхозу «Красный кооператор» (Верхняя Катуховка). Скотный двор и инвентарь были переведены в Катуховку. Людям теперь приходилось ходить на работу по бездорожью за 4 километра. Этот и другие вышеперечисленные факты способствовали тому, что жители Фёдоровки стали покидать насиженные места и перебираться в более прогрессивные сёла. В начале семидесятых годов в Фёдоровке не осталось ни одного жителя и, следовательно, деревни, как таковой, тоже не осталось.

На современных картах этой деревни нет. На месте этой деревни остались только заросли крапивы и кустарников. Сама деревня сохранилась только в памяти весьма немногочисленных её уроженцев, живущих сейчас в разных сёлах.

Каждая деревня, исчезнувшая с карты и оставившая после себя только одно название, это всегда чья-то родина, чьё-то детство, юность, частичка чьей-то души. И как горько и больно понимать то, что ты никогда в жизни не сможешь вернуться в родную деревню, пройти степенным шагом там, где в детстве бегал босиком, опереться на соседский плетень и сказать старенькой соседке: «Здравствуй, тёть Мань! Не узнала?». Горько и больно потому, что и здороваться не с кем, да и идти некуда, ведь больше нет на карте родных деревень. Деревень, где осталась частичка твоей души.

Автор благодарит Ивлева Ивана Григорьевича (1937) и Шамаеву (Ивлеву) Любовь Петровну (1951), уроженцев села Каратеевка, а ныне жителей села Верхняя Катуховка, за предоставленную информацию о деревне Фёдоровка.

Сведения подготовлены Г.Н. Колосовой.

Автор: Alexandr | Рубрика: Исчезнувшие сёла | Теги: ,

(с) Все права защищены. Энциклопедия Панинского района Воронежской области 2009-2017.
При копировании любого материала - ссылка на источник ОБЯЗАТЕЛЬНА!
Авторы: Семенников Александр, Шаталова Людмила
Дизайн: Сапожников Игорь.